08:59 

История с поясом Василия Косого

Ksa-na
Предавалась ностальгии. Разбирала старые – престарые записи. Наткнулась на свое «исследование» истории со срыванием Софьей Витовтовной пояса с Василия Косого, что послужило поводом к междоусобной войне. Эта история меня всегда завораживала. Сколько же на том свадебном пиру всего переплелось! Большая политика и тайные личные страсти, семейные трагедии и судьба страны. И сама история пояса. Нет, ну официальная версия, написанная победителями, никакой критики не выдерживает, но я помню, как мне хотелось разобраться именно в ней. Какими путями этот пояс оказался на Василии Косом. Все эти семейные связи. И интерес мой возник в то время, когда Интернет был «где – то очень далеко», а книги по истории Отечества не были склонны вдаваться в личную жизнь даже великих князей, предпочитая оперировать историческими процессами. А генеалогические таблицы были вообще не доступны. Но как же было интересно все выискивать. Строчку там, абзац здесь. И сноски, сноски, бесценные сноски.
В результате мое исследование полезло в разные всякие стороны, потянуло всякие разные ниточки, с основным сюжетом связанные подчас очень отдаленно.
Вот сейчас перечитываю, уже многое забыла, но мне снова интересно. Решила напечатать, что-то уточнить и дополнить по Интернету, и пусть лежит на дневнике. Кто знает, когда снова заинтересует.
Официальная версия

В 1433 году женился внук Дмитрия Донского князь Василий Васильевич, вошедший в историю под именем Темного. На торжество съехалось немало гостей, и среди них его двоюродные братья Василий Косой и Дмитрий Шемяка. Пир был в самом разгаре, когда произошла одна из тех роковых случайностей, которые изменяют ход не только каких-то частных, локальных событий, но и ход истории. 90-летний боярин, присутствовавший в свое время на свадьбе Дмитрия Донского, вдруг заявил, что пояс, коим был опоясан князь Василий Косой, не его, а тот самый, что пропал на свадьбе Дмитрия Донского.
Заявление было грому подобно и вызвало немедленную реакцию: мать жениха, великая княгиня Софья Витовтовна, женщина резкая и решительная, тут же, при всех, сорвала пояс с Василия Косого. Тем самым она нанесла тяжкое оскорбление всему роду князей звенигородских, что послужило поводом для многолетней междоусобной войны между двоюродными братьями за власть. История этого самого знаменитого в Древней Руси пояса восходит ко временам суздальского князя Дмитрия Константиновича, который дал его в приданое за дочерью Евдокией, ставшей женой Дмитрия Донского. Московский тысяцкий Василий Вельяминов подменил этот пояс другим, меньшим, а настоящий отдал своему сыну Микуле, женатому на сестре Евдокии Марии. Таким образом, пояс из семьи Дмитрия Донского попал в боковую княжескую линию и в качестве приданого передавался несколькими поколениями, пока не достался Василию Косому. В этом поясе тот и явился на свадьбу великого князя.

Картина Павла Петровича Чистякова (1832-1919) «Великая княгиня Софья Витовтовна на свадьбе великого князя Василия II Темного в 1433 году срывает с князя Василия Косого пояс, принадлежавший некогда Дмитрию Донскому», за которую художник в 1861 году получил золотую медаль.
Ниточка первая
Дмитрий Иванович Донской и Владимир Андреевич Храбрый

Андрей Иванович, сын Ивана Калиты, удельный князь Серпуховский и Боровский умер от чумы в 26 лет (в 1353 году) оставив двух сыновей - Ивана и Владимира на попечение своего брата великого князя московского Ивана Ивановича Красного. Владимир Андреевич родился на сороковой день после смерти своего отца. На четвертом году его жизни, умер старший брат Иоанн (1358) и Владимир стал единственным наследником отцовского удела.
Иван Иванович Красный умер 1359 году в возрасте 33 лет. После его смерти весь московский княжеский дом тогда составляли девятилетний Дмитрий Иванович (новый князь московский), его пятилетний брат Иван Иванович и их двоюродный брат – шестилетний Владимир Андреевич. Иван Иванович Малый умер от чумы в 1364 году в возрасте 10 лет. Детство и юность Дмитрия и Владимира прошли в Москве, где они находились под опекой московского митрополита Алексия, фактического правителя княжества.
На протяжении всей жизни князь Владимир оставался верным соратником и сподвижником своего двоюродного брата — Дмитрия Донского (небольшие трения в конце жизни Дмитрия можно не считать). Такое положение вещей выгодно отличало московское княжество от его основных соперников. Использование внутрисемейных склок позволили Москве значительно укрепить свои позиции.
Владимир Андреевич вошел в историю как один из выдающихся русских князей средневекового периода. В Куликовской битве вместе с воеводой Д. М. Боброком-Волынским командовал засадным полком, решившим исход боя в пользу русских, за что был прозван Храбрым. Эпитет «Храбрый», как и «Донской», имеется на его могиле в Архангельском соборе в Москве.
В «Истории государства Российского» Карамзин характеризует Владимира так: «Сей знаменитый внук Калитин жил недолго и преставился с доброю славою князя мужественного, любившего пользу отечества более власти. Он первый отказался от древних прав семейственного старейшинства и был из князей российских первым дядею, служившим племяннику. Кратковременные ссоры его с Донским и Василием происходили не от желания присвоить себе великокняжеский сан, а только от смут боярских. Сия великодушная жертва возвысила в Владимире пред судилищем потомства достоинство героя, который счастливым ударом решил судьбу битвы Куликовской, а может быть России».
В этом все и дело. Отказался от прав на великое княжество, уступил племеннику, высказался за прямое наследие. Но для Владимира Андреевича случай был спорный. Он не был сыном великого князя, что по правилам считалось обязательным для занятия престола. Но это было время ломки устоев, а Владимир был очень популярен. Но. Нельзя было одновременно объединять Русь под властью Московского княжества, отказываясь от старых систем наследования, и дробить само Московское княжество, и этих самых старых правил наследования придерживаться.
Владимир уступил. И подписал приговор своей семье. Разговор о дядях и племянниках будет поднят в следующем поколении и выльется в междоусобную войну, которая окончательно (ну, почти) утвердит порядок прямого престолонаследия.
Семья
Владимир Андреевич женился в 1371 (или72) году в возрасте 18(19) лет на Елене Ольгердовне. Брак был решен в 1370 году, как часть мира, заключенного после второго (из трех) походов Ольгерда Литовского на Москву. Ольгерд ходил в походы как - бы в помощь шурину – Михаилу Александровичу Тверскому (Ульяна/Юлиания Александровна была второй женой великого князя литовского). Брак дочери Ольгерда и Ульяны (и племянницы Михаила Александровича) с самым близким родственником великого князя Московского – самое то, чтобы подписывать мир. Неизвестно сколько лет было Елене, но вряд ли больше 16. Иначе уже была бы замужем.
Сам великий князь Дмитрий уже был женат. Он вступил в брак в 1366 году с Евдокией Дмитриевной Суздальской. Жениху было 16, невесте – 13. Их первый сын - Даниил - родился через 4 года в 1370 году.
«Второй паре» московского княжества детей пришлось ждать 10 лет. Между 1381 и 1894 годами Елена Ольгердовна рожает мужу 6 сыновей: Ивана, Симеона, Андрея, Ярослава, Федора и Василия. Федор умер во младенчестве, остальные были вполне живы и здоровы.
Князья женились тогда лет в 18-22. И дети Владимира и Елены видно не стали исключением. Знатные, богатые – выбор невест был велик. И в дом стали приходить невестки. В 1401 году старший сын и наследник – Иван женился (в 20 лет) на Василисе, дочери князя Федора Олеговича Рязанского. Второй сын – Симеон Владимирович – в 1404 году на Василисе, дочери князя Семена Романовича Новосильского. Третий сын Андрей Владимирович женат на дочери боярина Ивана Дмитриевича Всеволжского. Четвертый сын – Ярослав - женат (в первый раз) с 1408 на Анне, дочери князя Семена Васильевича Новленского. Младший – Василий к 1410 году, скорее всего, женат еще не был.
Владимир Андреевич Храбрый умер в 1410 году, в возрасте 57 лет. Старшему его сыну было 29 лет, младшему – 16. Четверо сыновей уже точно были женаты (Иван уже 9 лет). Но внука Владимир Андреевич так и не увидел. Возможно, он увидел внучек. Одну или двух. По одним источникам Иван умер бездетным, по другим у него была дочь Мария - будущая жена ростовского князя Александра Федоровича. И Анастасия, дочь Андрея Владимировича – уже могла родиться.
Уже после смерти Владимира Андреевича родились еще две его внучки и единственный внук. Это дети Ярослава Владимировича от его второго брака (первая жена умерла в 1411 году) с Марией, дочерью боярина Федора Федоровича Кошкина - Голтяя.
Иван Владимирович, старший сын – новый князь Серпуховский умрет в 1422 году в возрасте 41 года.
В 1426 – 1427 годах по Руси ходила моровая язва (чума). В 1426 году умирают Симеон, Андрей, Ярослав Владимировичи. И Василиса, жена Симеона. В 1427 году умирает младший, и последний из оставшихся в живых Владимировичей – Василий. Он умер бездетным, оставив вдову – Ульяну.
И Елена Ольгердовна их всех хоронила. Сына Федора, мужа, невестку Анну, старшего сына Ивана, за год – четырех сыновей и невестку. Сама Елена Ольгердовна умрет 1437 году, увидев свою внучку великой княгиней Московской и начало страшной междоусобной войны.
В 1427 году главой семьи стал единственный оставшийся в живых мужчина и единственный внук Владимира Храброго – Василий Ярославич. Собравший почти все земли деда (земель было много) опять в одной руке. Трудно сказать, сколько ему было тогда лет. Его отец овдовел в 1411 году. Год на траур, год на свадьбу и рождение наследника. Самое ранее 1413 год рождения получается. Значит, в 1427 году Василию Ярославичу Серпуховскому было не более 14 лет. Единственного мальчика - наследника большой семьи, наверное, все баловали - и бабушка, и дяди, и тети. И у него на глазах разыгралась страшная семейная трагедия, сделавшая его главой семьи. На попечении у него были две родные сестры – Мария и Елена. Возможно еще две двоюродные сестры. И несколько вдов – бабушка, возможно мать, не менее одной тетки. Бедный мальчик. Судьба (и великий князь) была к нему и в дальнейшем не справедлива.
Через шесть лет в 1433 году Василий Ярославич будет выдавать свою сестру Марию за великого князя Московского Василия II Дмитриевича (Темного). Марии тоже выпадет нелегкая судьба.
Василий Ярославич и Мария приходились дважды четырехюродными братом и сестрой великому князю. По линии великих князей московских (праправнуки Ивана Калиты) и по линии великих князей литовских (праправнуки Гедимина Литовского).
На этой самой свадьбе и произошла знаменитая история со срыванием пояса – положившая начала войне. На свадьбе внука Дмитрия Донского и внучки Владимира Храброго с внука Дмитрия Донского сорвали пояс, который принесла ему в приданное внучка Владимира Храброго.
Василий Ярославич всегда оставался верным своему зятю – великому князю Василию и очень многое сделал для его победы. Тем удивительнее выглядит извести о том, что в июле 1456 г. Василий Серпуховский был схвачен по приказу великого князя и заточен в Угличе. Летописи туманно намекают лишь на "некую крамолу" со стороны Василия. Не исключено, что Василий Темный устал чувствовать себя обязанным шурину, а может быть, был какой-то навет со стороны недоброжелателей серпуховского князя. Так или иначе, Василий Ярославич оказался в тюрьме, а удел отошел к великому князю. В 1462 г. бывшие бояре Василия Ярославича сговорились освободить своего князя. Они хотели напасть на Углич, но их заговор был раскрыт. Великий князь жестоко казнил крамольников, а Василия Ярославича отослал еще дальше, в Вологду. Там он и умер "в железах", в 1483 г., уже при Иване III.
Василий Ярославич был женат дважды. Первая супруга - Мария Ивановна, вторая - литовская княжна. Имел трёх сыновей: Ивана, Андрея и Василия. Андрей и Василий погибли во время опалы отца, вторая жена с Иваном бежали в Литву, где он получил во владение Клецк. Его сын Фёдор Иванович скончался в 1520 г. бездетным, после чего его владения отошли к польской короне.
Так закончился род потомков Владимира Андреевича Храброго. Дружба между двоюродными братьями, укрепившая Москву, во внуках столкнулась с жесткой необходимостью централизации государства, ломающей все родственные и просто человеческие чувства. Москва досталась потомкам Дмитрия Донского, но в них по женской линии была кровь и Владимира Храброго.


@темы: история

URL
Комментарии
2011-02-08 в 12:24 

Но пока я дышу - не дописана эта страница... (с)
с Марией, дочерью боярина Федора Федоровича Кошкина - Голтяя.
И, следовательно из имени отца, внучки Фёдора Кошки, сына Андрея Кобылы, каковые два и стали родоначальниками семейства, которое позже по одному из видных своих представителей прозовётся Романовыми.

Ещё интересна тенденция долгожительства: обе литовские княжны пережили своих мужей, что вписывается в малоизвестный, но неоспоримый факт исключительного долгожительства литовских Гедиминовичей.

Вельяминов, стащивший пояс, кстати. был обвинён в измене со всеми вытекающими. Что, правда, вписывалось в общую схему отъёма влияния московскими князьями у боярства, особенно родовитого, связанного кровными узами с княжеской семьёй. (Тенденцию с размахом завершит Грозный)

2011-02-08 в 12:52 

Ksa-na
Угу. И этому роду было не в первой родниться со знатными княжескими родами. Дочь Фёдора Кошки Анна была в 1391 выдана за сына великого князя Тверского Михаила Александровича — Федора.

факт исключительного долгожительства литовских Гедиминовичей.
А правда. Как-то не обращала внимания, но если их не убивали, то жили они долго.

Вельяминов, стащивший пояс, кстати. был обвинён в измене со всеми вытекающими.
Неа. Василий Васильевич (который пояс подменял) в свое время спорил с Иваном Красным вплоть до отъезда в Рязань, но потом все утряслось. Обвинили в измене и казнили (1379) его старшего сына - Ивана Васильевича. Что видно не очень повлияло на отношения Дмитрия ко второму сыну и свояку - Микуле Вельяминову (которому пояс и достался).
общую схему отъёма влияния московскими князьями у боярства, особенно родовитого, связанного кровными узами с княжеской семьёй.
Да. Особенно если вспомнить, что некоторые историки считают, что мать Дмитрия Донского была сестрой Василия Васильевича Вельяминова.

О первой знаменитой свадьбе и почему князь Суздальский (который успел побывать великим князем Владимировским) отдал дочь за второго сына боярина я буду писать позже.

URL
2011-02-08 в 13:38 

Но пока я дышу - не дописана эта страница... (с)
Ksa-na
А правда. Как-то не обращала внимания, но если их не убивали, то жили они долго.
А мы с бывшим однокорытником заметили. Вплоть до Казимежа II Августа. Причём, не только в сравнении нашими, которые после св. Даниила Московского обычно еле за полтинник переваливали, но и со всеми современными им европейскими монархами. Что сам Гедиминас, что Ольгерд, что Ольгердовы дети. Когда помрёт Ягайла дружно ждали почти вся Польша, пол-Литвы и Московия до кучи, ан вот. Но самый яркий - Кейстут Гедиминович. Мало того, что успел в законодательной деятельноти отметиться, так ещё в 70 продолжал оставаться, если верить С.Ф. Пдатонову одним из первейших витязей своей страны. Это в возрасте,когда большая часть благородных людей только от постели до уборной передвигалась. Помер лет в 77, и то только потому, что порешил племянник.

Обвинили в измене и казнили (1379) его старшего сына - Ивана Васильевича
Ааа, не тот, моя ошибка, надо Иловайского перелистать.

некоторые историки считают, что мать Дмитрия Донского была сестрой Василия Васильевича Вельяминова.
Шикарно. Кстати, данный момент у меня западает, Ивана Красного совершенно затмевают в нашей историографии отец и сын.

Почитаю с интересом. Надо освежать, в конце-концов.
Помнится, в годы студенческие хотел поглубже копнуть период, но диплом писал о другой эпохе, а тут только и ограничился, что прояснением судьбы Осляби.

2011-02-08 в 21:17 

Ksa-na , ух тыыы!!!!!!!!!!!!!!!:vo::hlop::hlop::hlop:
Ты на русской истории специализировалась или просто этот период больше интересует?

Какой шикарный пост!:white: И как же я паршиво в родной истории разбираюсь, еле плаваю. Я завтра ещё раз перечитаю всё в деталях. Сплошные драмы! Я, правда, сходу запуталась в именах.:upset: Обязательно перечитаю!)) Мне это просто так не переварить.

Спасибо, очень интересно)))

2011-02-09 в 07:00 

Ksa-na
Освит
Когда помрёт Ягайла дружно ждали почти вся Польша, пол-Литвы и Московия до кучи, ан вот. Ягайло прославился не только долголетием, но и двумя сыновьями - наследниками, рожденными, когда ему было уже за семьдесят ).
Шикарно.
Здесь все сложно. О происхождении матери Дмитрия летописи подозрительно молчат, как бывало, когда княгиня по рождению не княжеского рода. Но есть подлинная грамота Дмитрия, его Василий назван «дядей». Ну и еще всякое – разное.
Кстати, данный момент у меня западает, Ивана Красного совершенно затмевают в нашей историографии отец и сын.
Ага. У нас как-то Иван Калита – Дмитрий Донской. Пропускают Симеона Гордого – достойного во всех отношениях сына Калиты. При нем на Руси был мир. Даже Ольгерд просил себе в жены Ульяну не на прямую в тверском княжеском доме, а у Симеона Московского.
Про Ивана Красного говорить действительно нечего. За него правил (как и за малолетнего Дмитрия) митрополит Алексий, вот о котором можно говорить много и долго.
а тут только и ограничился, что прояснением судьбы Осляби.
А что с Ослябей?

ReNne
Мне всегда был интересен этот период – превращение деревеньки – Москвы в столицу объединенной Руси. Даниил Александрович – Иван III.
Удивительно, что Русь вообще тогда сохранилась, не став Ордой или, что было более вероятно - Литвой.
Русские земли в силу ряда причин стремились к объединению и централизации, но то, что этот процесс возглавила именно Москва - достаточно неожидан. И все кроется в личностях первых московских князей.
Я не люблю примешивать к истории всякую мистику, но, изучая возвышение Москвы, трудно отделаться от мысли, ее избрала сама судьба. Слишком часто все весело на волоске, и каждый раз происходило что-то, что устраняло препятствия и возвращало их на избранный путь.

В именах, действительно, легко запутаться. Да это и дополнительное «исследование», копание в основном в генеалогических таблицах и не самых известных фактах. Подразумевается, что основные исторические события и биографии известны).
Если возникнут вопросы – задавай.

URL
2011-02-09 в 08:11 

Но пока я дышу - не дописана эта страница... (с)
митрополит Алексий, вот о котором можно говорить много и долго.
Да,деятель воистину масштабный/ Яркий пример ситуации, когда руковождение государства Церковью на пользу и тем, и тем.

А что с Ослябей?
А там всё интересно. Дело в том, что мелькнуло, будто он-де уже при Василии Дмитриевиче ездил с посольством в Литву. Пришлось рыть летописи, выяснять

2011-02-09 в 09:45 

Ksa-na
Освит
Да, но стоит помнить, что для современников данная ситуация была очень сомнительна. Глава всей русской Церкви стал фактическим правителем одного из княжеств и все свои силы (и силы Церкви) направил на благо именно этого княжества. Для будущего единого государства – несомненное благо, но кто из правителей других утесняемых княжеств мог это понять и принять? Тем более, что привыкли к митрополитам – грекам, а тут русский, да еще москвич, да еще из московских бояр, да еще крестник Калиты.

URL
2011-02-09 в 09:50 

Но пока я дышу - не дописана эта страница... (с)
Ksa-na
Пришлось принять) С дузховной властью особо не поспоришь. Тем более, отпадать было особо некуда: унии ещё не было, несториан в Орде уже не было.

2011-02-09 в 10:00 

Ksa-na
В целом верно.
Но и для княжеств были варианты. Митрополит Петр первым приехал на Москву и было это после ссоры с Михаилом Тверским. Там даже до суда дошло.
И были бесконечные обращения Ольгерда к патриарху с требованием послать на подвластные ему земли отдельного митрополита. И политическая деятельность Алексия давала ему хороший повод.

URL
2011-02-09 в 10:04 

Но пока я дышу - не дописана эта страница... (с)
Ksa-na
Обращения-то были, но комбинацию с двумя митрополитами в Литве решились провести только после смерти Алексия. Что показательно.
Ну а то, что Калита пользовался любой удобной возможностью (а нередко и сам себе их создавал) для достижения своих целей - это факт известный

2017-10-28 в 22:31 

А что значил пояс для власти? Как это объясняют историки?

2017-10-30 в 10:52 

Ksa-na
malelen, Ух ты, старая тема (и не законченная)
что значил пояс для власти
Традиция. Сам пояс не делал кого-то князем, и отсутствие пояса не лишало титула. Но он был признаком социального статуса. Княжеские короны на Руси были не в ходу, их заменял пояса. Традиция связана и с Византией и с Ордой. Серебряные, золотые с жемчугами и камнями они были очень ценной частью княжеской казны и передавались по наследству в завещаниях.

URL
   

От сопок до дюн

главная